Запретная страсть графини Оболонской

Модератор: Deidara-senpai

Re: Запретная страсть графини Оболонской

Сообщение Sestra » 07 окт 2013, 22:15

Глава 15. Дуэль.

Поединок состоялся двумя днями позднее в 9 часов утра. Место проведения дуэли было выбрано за пределами Петербурга. Оно являло собой образец исконно русской природы. Живописнейшая уединенная полянка, расположенная на берегу Невы. Возле русла реки встречались лишь одинокие березки, ивы и дубы, которые постепенно перерастали в густой лес. Он словно ограничивал выбранный участок со всех сторон, образуя полукруг. Сама же лужайка находилась в низине по сравнению с возвышенностью, на которой разместился массив лиственных деревьев.

Изображение

Утро выдалось морозным несмотря на солнечную погоду. И земля, обильно очистившаяся от снега и льда, сама превратилась в твердую субстанцию. Потому участники действа не увязали по колено в грязи, что непременно бы случилось в столь непролазной глуши при более теплой погоде.
Первым со своими секундантами — Волотовым и Тимофеевым - приехал Александр Иванович. Лошадей они привязали возле одиноко стоящей березы почти у самой реки. Закадычные друзья-приятели, которых мы встречали ранее в трактире на Вознесенской, были одеты согласно своим званиям в военную форму. Но ввиду вышеуказанных погодных условий нынче на них красовались еще теплые уютные шинели и треуголки.

Изображение

Примерно в то же время прибыли секунданты Тушкевича — Плетнев и Аракчеев. Являясь гражданскими лицами, одеты они были более разномастно, но тоже в вещи оберегающие от холода и простуды.

Изображение

Несколько позже приехал доктор Мориц, которого удалось уговорить участвовать в данном действе с огромным трудом. Теперь он всем своим видом демонстрировал недовольство и неодобрение разворачивающимся на его глазах событиям, считая это мальчишеством, и коря юношескую горячность.
Врач имел миловидные черты лица, которые сразу говорили о немецких корнях. Даже возраст был не властен над ними, ведь доктор давно и успешно миновал бальзаковский период. Высокий лоб. Тонкие полумесяцем седые брови. Средние миндалевидные серо-голубые глаза. Аккуратный небольшой нос. Чуть широкий правильной формы точеный рот. Безупречный овал лица. Длинные волнистые с благородной сединой волосы, зачесанные с пробором посередине.
Мориц приехал в карете, а потому одет был более легко, чем остальные участники данного действа. На нем отсутствовал редингот.* Из одежды — лишь костюм коричневого сукна, состоящий из кафтана и панталон. Кипельно - белая рубашка, воротник которой красиво подвязан тонким темно-серым галстуком. Сама фигура напоминала бальзамический тополь, за счет высокого роста и излишней худобы. В руках он держал черный саквояж с медицинскими инструментами и снадобьями.

Изображение

Доверенные лица обеих сторон по прибытии стали активно распределять обязанности и выполнять необходимые мероприятия перед началом поединка. Аракчеев и Тимофеев осуществляли отсчет шагов между барьерами и их установку. В качестве последних было решено использовать два валуна. Для отметки начала дистанции задействовали шпаги, воткнутые в землю. Волотов и Плетнев сначала скурпулезно осмотрели оружие, убедившись в его исправности, а затем со всей тщательностью принялись заряжать пистолеты.
Пока секунданты были заняты приготовлениями к дуэли, Александр Иванович неспешно прогуливался вдоль берега реки, наслаждаясь прекрасным весенним утром. Оно выдалось на редкость дивным. На деревьях набухали почки, от чего в воздухе усиленно ощущался опьяняющий аромат пробуждения природы. Кое-где начинала зеленеть молодая травка. Многочисленные птички, расположившись на массивных кронах вековых деревьев, исполняли занимательные трели. Их песни радовали душу. Солнце приятно светило в лицо, заставляя Фаронова слегка прищурить глаза, когда он любовался окружавшей его красотой.

Изображение

Александр Иванович даже с некоторым сожалением подумал, что, возможно, последний день жизни так чарующие-прекрасен. Все вокруг словно умоляло офицера: «Отступись! Посмотри, как прекрасна жизнь!».
Тем не менее, основное волнение защитника поруганной чести было связано лишь с тем, что его противник до сей поры так и не появился. И хотя при отсутствии обидчика он признавался победителем, а вторая сторона обесчещенной, мысль выиграть дуэль без единого выстрела совсем не устраивала офицера. И потому он искренне надеялся, что несмотря на свою репутацию в свете Тушкевич все же окажется человеком чести. Подобное обстоятельство перестало вызывать сомнение, когда лихо подгоняя коня, он появился на опушке леса.
Дворянин был одет весьма легко. На нем присутствовали:суконный темно-коричневый почти черный кафтан, панталоны в тон ему, сшитые из того же материала, и камзол из черного бархата. Верхняя часть наряда имела безумно красивую отделку ярко-оранжевой практически желтой парчой на воротнике, обшлагах рукавов и по краю полочек. Причем на рукавах и полочках она была выполнена еще и в виде узких коротких параллельных полосок, каждая из которых заканчивалась оборотом вокруг пришитой золотой пуговицы. Длинные рукава белой кружевной сорочки, надетой под низ костюма, доставали почти до основания пальцев, красиво обрамляя кисть руки и украшая незамысловатый комплект из грубой теплой ткани. Возможно рубашка смотрелась так элегантно и утонченно, благодаря обилию крахмала на ней. И ворот ее с честью держал замысловатую форму. Пепельно-белый муслиновый галстук по последней моде был обмотан так, что полностью закрывал исподнее белье и взору оставлялась лишь узкая полоска воротника у шеи. Обувью являлись черные сапоги, подвернутые от колен вниз, дабы не мешать поездке верхом при согнутых ногах.

Изображение

Сам виновник дуэли - статный мужчина тридцати лет с аристократическими чертами лица. Классический греческий профиль. Карие с зеленцой глаза, притягивающие своей бездонной глубиной. При взгляде на него они первыми обращали на себя внимание, отодвигая все остальное на задний план. Над завораживающей янтарной композицией располагались почти прямые каштановые брови, внешний край которых был слегка приподнят и изогнут; широкий и высокий лоб. Овал лица напоминал треугольник, и само оно смотрелось немного вытянутым за счет массивного подбородка. Широкий рот с узкими губами. Причем верхняя была значительно уже нижней и имела неправильную форму. На переднюю часть скул заходили концы длинных косых бакенбардов. Над ними помещались несколько прядей в ряд, завитых щипцами в аккуратные строгие крупные локоны, а сами каштановые волосы были собраны черным бантом в хвост на затылке.

Изображение

Несмотря на описанные небольшие изъяны внешности, на удивление, лицо дворянина являлось весьма притягательным какой-то магнетической силой. Может, это происходило из-за его холеного вида, подкрепленного осознанием собственной привлекательности и завидной долей обаяния. Повадками он напоминал вальяжного кота, которого избаловали любящие хозяева.
Спешившись, всадник поприветствовал всю честную компанию участников дуэли и извинился за задержку.
После этого распорядитель, которым согласно жребию выпало стать Волотову, предложил решить дело миром. Тушкевич заискивающе посмотрел на Фаронова, надеясь все уладить без кровопролития, и высказал следующее:
-Милостивый государь, если я чем-то обидел лично Вас, позволив высказывание в адрес Оболонской, которое было истолковано несколько превратно, то я готов принести свои извинения Вам и даме публично. Впредь в своих суждениях и беседах обязуюсь больше не упоминать имя столь дорогой для вашего сердца особы...

Изображение

Но слова дворянина стали для Александра Ивановича своеобразной красной тряпкой для быка, а потому он взбешенный процедил:
-Ни о каком примирении меж нами не может быть и речи! Даже сейчас в своей извинительной речи вы позволяете задевать мои братские чувства по отношению к Галине Григорьевне. К барьеру, monsieur Тушкевич!
Волотов взял за руку разгневанного друга:
-Александр, я уверен, что ваш оппонент искренне сожалеет и сейчас вряд ли имел намерение обидеть вас. Худой мир всегда лучше доброй ссоры. Может, вы все же простите его и примите оправдания. На том и порешим,ммм?
-Нет, - упрямо заявил Фаронов.
-Вы уверенны? - настойчиво спросил Павел Петрович.
-Довольно! Чем быстрее мы начнем, тем скорее все закончится!
Тяжело вздохнув, и мысленно проклиная друга за упорство, Волотов стал зычным голосом объявлять условия поединка:
-По обоюдному соглашению сторон решено следующее. Отмерена дистанция в 30 шагов. По знаку поданному распорядителем, то есть мной, противники сходятся по направлению друг к другу. Стреляться можно в любой промежуток времени по готовности. При приближении к валунам, выбранным в качестве барьеров, то есть на расстояние 20 шагов, каждый из участников должен сделать выстрел в течение минуты после достижения указанного места. Отходить назад, увеличивая дистанцию запрещается. После первого выстрела не стрелявший участник имеет право потребовать противника подойти вплотную к барьеру, дабы произвести выстрел в неподвижную мишень с минимального расстояния. Так как дуэль осуществляется «до первой крови», то в случае, если после обоюдных выстрелов ни один из участников дуэли не будет ранен, то пистолеты перезарядят, и поединок повторится с измененными условиями, а именно: противники станут у барьеров, то есть на расстоянии 20 шагов, и по команде распорядителя станут снова стреляться. При этом отходить и совершать какие-либо движения строжайше запрещено. Дуэль прекращается при ранении одного из участников.

Изображение

Закончив оглашение, он обратился к Тушкевичу:
- Monsieur, вам понятны условия?
- Да, сударь, - промямлил расстроенный дворянин.
Затем Павел Петрович обернулся к другу и повторил ему тот же вопрос.
На что получил утвердительный ответ.
- Тогда расходитесь, господа, к барьерам.
Фаронов снял шинель и треуголку и отдал их стоявшему рядом Тимофееву, дабы они не мешали ему во время дуэли.
Раздосадованный Тушкевич поплелся к началу отмеченной дистанции, еле передвигая ноги. Александр Иванович напротив шел к своему шпаге уверенной и бодрой походкой крайне воодушевленный тем, что ему все же удалось добиться цели.
- Как будете готовы и займете позиции поднимите вверх левую руку. Тогда после моего выстрела в воздух вы начнете сходиться, - прокричал Волотов участникам поединка.
Когда дуэлянты заняли обозначенные места и подняли вверх руку, Павел Петрович выстрелил в воздух. Противники стали двигаться навстречу друг другу. Фаронов твердой походкой, держа на мушке своего оппонента. Тушкевичу же каждый шаг давался с трудом, пистолет он держал неуверенно, а руки немного подрагивали. В какой-то момент, не доходя пары шагов до барьера, у него сдали нервы. Прозвучал выстрел.

Изображение

Фаронов слегка отпрянул и несколько осел из-за жгучей боли, столь резко пронзившей левую сторону груди. На глазах от этого даже выступили слезы, лоб стал влажным от пота, а самого Александра Ивановича бросило в жар. Но сквозь пелену застилающую глаза, практически наугад офицер выстрелил в соперника.
Последнее, что он запомнил прежде чем потерять сознание,был отчаянный душераздирающий крик Волотова:
- Доктор Мориц, сюда скорее!
Как друг оказался подле Фаронова так быстро для Александра Ивановича осталось загадкой, которую разгадать он уже не успел. Офицер от боли ушел в забытье.

Изображение

Тимофеев и Волотов, держа его за руки и за ноги, донесли своего товарища до кареты доктора, которая была оставлена на дороге, прилегающей к поляне. Уложив раненого на одну из скамеек в экипаже, и глядя на огромное пятно крови, что обильно пропитало одежду офицера, Павел Пертрович обратился к врачу и прошептал:
- Плохо дело?
Мориц ответил:
- Трудно сказать. Сначала надо рану осмотреть. Но судя по отсутствию крови на спине, отверстие не сквозное, а значит пуля застряла внутри. Придется ее доставать. Делать это здесь, в таких условиях равносильно убийству, потому чем скорее мы доставим его в Петербург, тем лучше.
-Тогда чего же мы ждем? - гневно спросил Волотов.
- Но мне нужно посмотреть, что с мonsieur Тушкевичем.
Павел Петрович выскочил из кареты вслед за доктором. Оба они наблюдали картину, как обезумевший противник Фаронова бегает по лужайке, причитает и голосит, словно барышня, зажимая рану на руке:
- Кровь, о Боже, я умру!

Изображение

-Доктор Мориц, вряд ли несчастному Тушкевичу что-то грозит, я займусь его царапиной, а, вы, умоляю, спасите Сашу!
Вняв доводам офицера, он сел в карету, и она с грохотом понеслась по ухабистой дороге в город.
Тушкевич же настолько обезумел от вида крови, что носился по полю, как необъезженный жеребец, не давая возможности своим друзьям к нему приблизиться. На одном из виражей Волотов догнал дворянина и схватил за камзол. Он стал вырываться, от чего предмет одежды разошелся по швам, а Павелу Петровичу, чтобы совладать с невменяемым противником, пришлось дать ему увесистую оплеуху. От неожиданности тот замер на месте и даже прекратил причитать.
- Придите в себя! - гневно прокричал офицер.

Изображение

Он взял Тушкевича за руку, которой дворянин зажимал рану, отвел ее в сторону и скомандовал:
- Снимайте кафтан и рубашку живо!
-Но я же замерзну, - робко попытался возразить испуганный Тушкевич.
-Смерть от простуды явление редкое, а вот от потери крови...
Волотов не успел окончить фразу, а дворянин тотчас же принялся выполнять просьбу офицера и уже через пару минут стоял перед ним раздетый до пояса.
Убедившись в несерьезности раны, Павел Петрович все же решил сделать жгут из рукава рубашки, снятой несчастным.
Перевязав руку повыше поврежденного места, Волотов накинул ему на плечи кафтан и сказал:
- Поезжайте домой. Как только доктор закончит с моим другом, он явиться к вам.
- Но это несправедливо! - проскулил, словно побитая собака, он обиженный в ответ - Почему Фаронову должно оказывать помощь первому? Как доктор мог уехать и бросить меня на произвол судьбы?! Я ведь ранен,я...
-Вашей жизни ничего не угрожает! Говорю это вам, как боевой офицер. Более того царапина, что у вас на руке заживет и без участия врача. Но на всякий случай он ее осмотрит.
Тушкевич все еще находился в состоянии шока от пережитого, а потому не сразу осознал сказанное Павлом Петровичем. Но когда до него дошел смысл последней фразы, дворянин с опаской спросил:
- Он что умрет?
- Не знаю, - глухо ответил Волотов, пытаясь сесть в седло и вставив ногу в стремя.

Изображение

В следующее мгновение офицер уже мчался верхом по направлению к Петербургу.
- Не дай Бог, - прошептал ошеломленный дворянин, глядя ему вслед, и прекрасно осознавая, чем сложившая ситуация чревата лично для него в случае неблагоприятного исхода для Фаронова.
_____________________________________________________________________________
*Редингот - мужская или женская верхняя одежда прилегающего силуэта, с двумя небольшими воротничками (нижний из которых лежал на плечах) и сквозной застежкой. В России в 19 в. стал обычной городской одеждой (довольно длинной).
Sestra
Новичок в "Симсах"
 
Сообщения: 22
Зарегистрирован: 27 мар 2013, 19:55
В кошельке: 5.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 33 раз.

Re: Запретная страсть графини Оболонской

Сообщение Sestra » 22 ноя 2013, 18:14

Глава 16. Известие.

Галина Григорьевна готовилась к вечернему выходу в театр. Новая постановка, судя по отзывам знакомых, была восхитительна. Супруги тоже решили приобщиться к высокой силе искусства и взглянуть на нее.
Сегодня графиня решила облачиться в новое платье современного кроя. Его основу составлял яркий голубовато-синий атлас, из которого был сшита большая часть наряда. Лиф и рукава-фонарики из белого шелка смотрелись практически невесомыми и придавали образу обладательницы исключительную женственность и нежность. На границе материалов располагалась вышивка из золотых ниток в виде ленты. Также две подобные, но вертикальные полоски находились на передней полочке практически по ее краям. В центре же между ними была помещена легкая аппликация серебристыми шелковыми нитями, состоящая из мелких цветочков и веточек.
На голове Оболонская решила соорудить нечто грандиозное и пафосное. Подобные прически были более свойственны временам Екатерины. Но почему то у Галины Григорьевны появилось стойкое желание сделать нечто подобное из своих волос. Благодаря тому, что графиня имела довольно густую шевелюру, она могла позволить себе любые самые замысловатые эксперименты с волосами. Именно, потому она с такой радостью в свое время встретила желание модниц отказаться от париков. В общем, несмотря на сооруженный «дом» на голове. Выглядел он вполне милым и живым, а не безжизненными, как прочие шедевры из чужих волос. Приглашенная помощница цирюльника зачесала волосы спереди высоко назад, по бокам до самой макушки завила их щипцами в аккуратные кудряшки, из задних прядей сформировала строгие крупные локоны. Венчали сотворенное «безобразие» длинные гусиные белые перья на затылке. Мария, как раз управилась с волосами графини, когда на пороге комнаты неожиданно возникла горничная со словами:
-Барыня, к вам это...Ольга Павловна пожаловали-с. Барин уже спустился сестру вашу принять.
-Хорошо. Ступай и скажи Оленьке, что я сейчас спущусь.

Изображение[/CENTER]

Бориса Михайловича совсем не обрадовал визит кузины жены. Из-за вздорности ее характера Оболонский недолюбливал родственницу. Кроме того, виделись они с сестрой недавно, и пары дней не прошло, и он искренне не понимал, какая необходимость у последней так часто посещать их дом. Еще больше Бориса Михайловича удивило желание свояченицы непременно лицезреть его. К моменту, когда Васька-привратник сообщил сию пренеприятнейшую новость, Борис Михайлович уже успел закончить свой туалет. Он предстал перед неожиданной визитершей при полном параде: напудренный, надушенный, в кафтане и панталонах из голубого шелка, в накрахмаленной белой кружевной сорочке и шелковом камзоле. Тем не менее, являясь ярым приверженцем правил хорошего тона, Оболонский никак не выразил своего отношения ни к гостье, ни к ее приходу.
-Ольга Павловна, голубушка! Какой приятный сюрприз, - любезно приветствовал он родственницу.
Внешний вид кузины жены удивил графа, ведь несмотря на вечернее время она была одета в грубое теплое дорожное платье в крупную зеленую клетку. Поверх был накинут полушубок из красного сукна, отделанный спереди белым мехом. На его лифе были вышиты две вертикальные полоски из ярко-голубых мелких васильков. Волосы собраны в строгую прическу и спрятаны под шляпку, обтянутую хлопковой тканью в красно-зеленую клетку. Головной убор завязывался широкими шелковыми белыми лентами в бант под подбородком.
-Добрый день, дорогой свояк! Как ваше здоровье? Говорят, весенняя погода крайне неблагоприятна для людей старшего поколения.
Внутри Бориса Михайловича снова поднялась волна негодования. Ольге Павловне всегда хватало и пары минут, чтобы вывести Оболонского из состояния душевного равновесия, подобрав нужные слова. У нее, прямо таки, был талант подобного рода.
-Уж, вечер на дворе…Но вашими молитвами, самочувствие мое прекрасное, да и весна на нем никак не отражается, - сказал Боис Михайлович весьма довольный своим спокойным и вальяжным тоном, - Чем же мы обязаны чести видеть вас? - не смог скрыть своего любопытства граф.

Изображение[/CENTER]

-О! У меня потрясающие новости, но касаются они вашей жены, а потому говорить о них в отсутствии моей сестры считаю неприличным! - жарко воскликнула Ольга Павловна.
-Тогда может чаю? Наша стряпуха такие пироги испекла — пальчики оближешь, - предложил на правах гостеприимного хозяина Оболонский.
-Не откажусь. Я к вам прямо со службы, а потому несколько проголодалась.
-Не думал, что вы посещаете молебны, - безучастно произнес Борис Михайлович.
В следующий момент, он практически оглох от восторгов собственной жены:
-Оленька! Как я рада! Какими судьбами?
Галина Григорьевна крепко сжала в объятьях сестру, словно не видела ее вечность.

Изображение[/CENTER]

Когда бурные эмоции несколько улеглись, дамы расположились на диване.
-Вот, вы все обещаете Гришеньку навестить...
-Грешна, грешна, - шутливо отмахнулась Оболонская от обвинений сестры, - Но в следующие выходные непременно. Сколько ему?
-Три месяца уже, - гордо произнесла Ольга Павловна и привстала, слегка покрутилась, демонстрируя фигуру, - А так ведь и не скажешь, что я родила всего пару месяцев назад. Талия почти, как в девичестве.
Галина Григорьевна улыбнулась, зная характер сестры непременно чем-то бахваляться.
-Вы прекрасны, ma cherie! Решили нанести нам визит, чтобы выслушать мои комплименты?
Словно спохватившись, Ольга Павловна даже в лице переменилась:
-Ой, забыла совсем. Я же это...по делу.
Галина Григорьевна не удержалась от смеха:
-Вы по делу? С каких пор? И по какому же?

Изображение[/CENTER]

Но Ольга Павловна стала подозрительно серьезной.
-Помните вы как-то говорили мне, о неком Фаронове. Ну, том холо... человеке, коему дворянство пожаловали?
-Да, - изумилась Галина Григорьевна.
-Сегодня в церкви один дворянин просил о нем батюшку помолиться...
-Госпади, что с ним? - всполошилась не на шутку Галина Григорьевна. Борис Михайлович же с интересом наблюдал за реакцией супруги.
-Как я поняла, есть некий человек — Тушкевич. Он утверждал, будто вы его любовница.
-Что за вздор?! - возмутилась Оболонская, - причем здесь... Фаронов? Что с ним? Ради Бога, ну не молчите вы! - Галина Григорьевна почти готова была вцепиться в сестру и трясти ее, трясти, пока она не скажет ей все, что знает. Ей стоило больших усилий найти иное применение своим рукам.
-Он вызвал этого негодяя Тушкевича на дуэль за нанесенное вам оскорбление.
-Что? - изумился Борис Михайлович, до этого молча наблюдавший за беседой.
-Не перебивайте меня! Я и сама запутаюсь, - попросила Ольга Павловна, и супруги послушно превратились в безмолвных статуй, с огромным трудом сдерживая свое нетерпение, - Так вот, после нанесенного вам оскорбления Фаронов потребовал сатисфакции у Тушкевича. Все держалось в строжайшем секрете. Но теперь, после исхода дуэли дело предастся огласке.

Изображение[/CENTER]

-Но на каком основании он решил защищать честь моей жены? - не унимался ошарашенный Борис Михайлович.
-Что с ним? - взволнованно спросила Галина Григорьевна.
-Как я поняла со слов его друга, он ранен и при том серьезно.
-Госпади! Я должна его видеть! - Галина Григорьевна вскочила с дивана с полоумными глазами и начала метаться по комнате, звоня в колокольчик. На зов явился Васька, коего она отправила на конюшню, приказав Федьке карету закладывать. А сама принялась кликать горничную, чтобы та ей принесла накидку.
Борис Михайлович пытался остановить жену в ее сумасшедшем порыве, умоляя одуматься и не позорить себя подобными визитами.
-Честь имени, все, что волнует вас! Ненавижу! Боже, как же я вас ненавижу! - прокричала она в исступлении.
Борис Михайлович схватил жену за руки и опустился перед ней на колени, умоляя не совершать глупостей.
В ответ она лишь зло прошипела:
-Пустите! Не смейте удерживать меня! Я все равно поеду к нему!

Изображение[/CENTER]

Видя невменяемое состояние жены, Борис Михайлович почел за лучшее не мешать ей в осуществлении безумства. Она же, едва услышав о готовом экипаже, кинулась к нему в чем была. Оболонский пытался догнать ее с накидкой в руках, но жены и след простыл. Он стоял пораженный с глупым выражением лица, наблюдая, как карета с грохотом несется прочь от дома.

Изображение[/CENTER]

Только сейчас он увидел позади себя ошарашенную Ольгу Павловну. Вряд ли, своячница ожидала подобного поведения сестры, после принесенного ей известия.
-Вы довольны? - зло процедил Борис Михайлович, словно нашел виновника всех бед и разладов в семье.
-Я...я ничего не понимаю, - призналась изумленная Ольга Павловна, - Я лишь считала, что подобные вещи должны быть вам известны. Ведь речь идет о чести вашей жены. Если бы я знала...
-Довольно! Вы в курсе, где живет этот спаситель чести? - спросил крайне обескураженный Борис Михайлович.
-Он снимает комнату в доме на пересечении Малашинковского проспекта и Мытнинской улицы недалеко от нас. Что вы собираетесь делать?
-Нанесу визит нашему спасителю, - коротко и без обиняков ответил Оболонский.
Не медля более ни секунды, граф вернулся в дом и потребовал, чтобы Васька ему редингот принес. Он взял извозчика и поехал к защитнику поруганной чести.
Sestra
Новичок в "Симсах"
 
Сообщения: 22
Зарегистрирован: 27 мар 2013, 19:55
В кошельке: 5.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 33 раз.

Пред.

Вернуться в Истории о симах

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 2