"Огонь и железо" *завершено*

Модератор: Deidara-senpai

"Огонь и железо" *завершено*

Сообщение Allegra » 24 апр 2011, 14:58

!Описываемая в сериале эпоха не Средневековье, а самый-самый конец Возрождения - 20-е годы XVII века!

Изображение
Автор: Allegra (ака Jammy Evans)
Фотограф: Allegra (ака Jammy Evans)
Редактор: Tenebris
Жанр: полу-историческое фэнтези, приключения, драма. Ну как-то так...
Возрастные ограничения: Ну пусть будет <14. Если что, по мере выхода, возможно, буду некоторые главы помечать рейтингом 14+.
Описание: Есть вещи, о которых лучше забыть. Это могут быть воспоминания, слова, обиды, а могут быть и с первого взгляда обыкновенные "безделушки". Например, старинный, не очень-то и красивый медальон, обладающий огромной магической энергией. До поры до времени эта вещь может даровать своему обладателю чуть ли не непобедимость, но ни один хозяин медальона не умер своей смертью. И вот эта вещица снова объявляется в Бэтэнии* в стране под названием Вида, стоящей на пороге войны с другим государством - Асвадом.
*Бэтэния - названия мира, где происходит действие.
Саундтрек: Unreal - Проклятье Мёртвых Роз
Спасибо Tenebris за карты к моему рассказу.
Вида:
Изображение
Бэтэния:
Изображение

СНОСКИ:
*Вежливые обращения в Виде: сеньор - к мужчине, сеньора - к замужней женщине, сеньорита - к незамужней девушке.
*Творец и Хранитель - согласно религии, бытующей в Анатийских держав - боги Бэтэнии. Творец - божество женского пола, которое сотворило Бэтэнию и людей. Хранитель - божество мужского пола, которое повелевает судьбами, будь то людская судьба или же судьба всего мира.
*Арна - остров примерно в середине карты Бэтэнии (название мира, в котором происходит действие), согласно религии, бытующей в Анатийских державах (Вида, Солхо, Северная Анатия, Южная Анатия, Фалория, Фраамия, Глеанта) вышли все люди.
*Сиеста - послеобеденный отдых, являющийся общей традицией некоторых стран, особенно с жарким климатом. Официально узаконена в Виде, Глеанте и в некоторых провинциях Южной Анатии.
*Праздник Луны - один из самых важных религиозных празднеств в Бэтэнии. Празднуется раз в год в июле в ночь полнолуния.
*Гранды - высшее дворянство в Виде. Семейства, принадлежащие к числу грандов: Ариас, короли Виды; маркизы Гальярдо; графы Аддерли; графы Домингес; герцоги Монтеро; бароны Ортис; графы Гальего; графы Феррер; графы Серрано; маркизы Кабрера; герцоги Рейес; герцоги Бенитес; графы Агилар; Гутиерес, герцоги Ринисские.
Существует три способа обращения к грандам.
1) К герцогам, маркизам - Ваша Светлость.
К графам - Ваше Сиятельство.
К баронам - Ваша Милость.
2) Дон (женский вариант - донья) *имя*. Используется только с именем, а не с фамилией. К примеру, к маркизу Гальярдо обращаются дон Лоренсо, но не дон Гальярдо.
3) По титулу. Т.е. "герцог", "граф" и т.п.
К королю\королеве обращаются только "Ваше Величество", к принцу\принцессе только "Ваше Высочество".
*Коррехидор — административная и судебная должность в городах и провинциях феодальной Испании (=Виды). Коррехидор назначался испанским (=видианским) монархом и осуществлял, в основном, функции надзора над местной администрацией и судьями.
*Альгвазил - альгвазилы подчиняются алькальду и исполняют роль полицейских. Избираются городским советом.
*Алькальд - от имени короля следит за исполнением законом, на вверенной ему территории.
*Страны, которые можно увидеть на карте Бэтэнии списаны с существующих в нашем мире государств, а именно:
Вида - Испания. (маркизат Гальяра - Каталония, Ларасса - Страна Басков, герцогство Монтеро - Андалусия.)
Дагтара - Португалия.
Южная Анатия - юг Франции.
Северная Анатия - север Франции.
Глеанта - Италия.
Фраамия - Голландия.
Ренития - Польша.
Солхо - Англия.
Арштат - Германия.
Кафор - Австрия.
Мерид - Норвегия.
Асвад, Тильярский халифат (также как и принадлежащие халифату о-ва Тессет), Лотсхейм, Ионим, Кобет, Вентина, Бреандерт и о-ва Адезия - арабские страны.
Арна - необитаемый остров с суровым климатом.
Стэкпол - остров с болотистой местностью, населён туземцами.
Тёмные Земли - земли предположительно, находящиеся за Стэкполом. Несколько раз короли морских держав, в том числе и Виды, посылали каравеллы, позднее шхуны, за Стэкпол, но все корабли гибли из-за штормов и коралловых рифов.

P.S. И сейчас буду наглеть, но... пожалуйста, если Вы прочитали - отпишитесь. Мне интересно знать Ваше мнение)
Последний раз редактировалось Allegra 08 окт 2012, 21:07, всего редактировалось 9 раз(а).
La resignación es un suicidio cotidiano.
Аватара пользователя
Allegra
Опытный геймер
 
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 24 апр 2011, 14:28
В кошельке: 47.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: "Огонь и железо"

Сообщение Allegra » 24 апр 2011, 15:00

Глава 1.
Часть 1.

Изображение
Эльвера Кармона обвела скучающим взглядом лавку портного. Возле стен стоят манекены, повсюду набросаны разноцветные лоскутки, обрывки пёстрых тканей, а за столом из светло-коричневого дерева сидит молоденькая рыжая девушка и что-то вышивает. Араселис Корраско, или просто Сели – одна из лучших друзей Эльверы. Сели была дочерью портного и всегда старалась помочь родителям по хозяйству. Милый, обаятельный, весёлый и отзывчивый человек – такое мнение сложилось у девицы Кармона о подруге за всё время их знакомства. Сели была немного полноватой и, в отличие от Эльве, не имела никакого отношения к дворянству, что не имело для последней большой роли, поскольку обычной дворянкой Эльвера не была. Сеньорита Кармона никогда не бывала при дворе, хоть и провела всю жизнь в Фермидавеле. Женское платье она надевала от силы раза три за всю свою жизнь, занятия же, за которыми обычно коротают время прекрасные дамы, а именно вышивание, ведение домашнего хозяйства, балы и придворные сплетни, были ей ненавистны. Эльвера прекрасно фехтовала на шпагах, носила мужской камзол, целыми днями не вылезала из таверн, где общалась с простолюдинами, разумеется, используя их выражения, и попросту пила вино. За одно общение с чернью, не как со слугами, а на равных, Эльве в высшем обществе должны были презирать, но до того, что думают «тупые королевские шавки» девице Кармона не было никакого дела. Так завелось ещё с детства, когда маленькая Эльве Кармона бегала по улицам нищих кварталов с мальчишками из семей ремесленников, бедняков и даже попрошаек.
Впрочем, незаконнорожденную дочь казнённого государственного преступника при дворе никогда бы не приняли, чему Эльвера была несказанно рада.
Отец девушки, барон Сигор Гойкочеа, за свои 25 лет жизни успел разве что поплести интриги против принца Марио, покойного брата королевы Леонор, отравить его и затащить в постель глупышку Тересу Кармона, умершую через 9 месяцев при родах. Эльвера осталась полностью на попечении тётушки Леокадии, кузины матери Эльверы. Тётушка разделяла мнение племянницы насчёт королевского двора, да и к тому же не обладала ни дворянским званием, ни привлекательной внешностью, чтобы красоваться на светских приёмах, поэтому предпочитала коротать время за прочтением интересной книги. В основном же, Эльвера была предоставлена сама себе, что только способствовало практике фехтования со всякими зарвавшимися гуляками, общению с простолюдинами и попытками как-нибудь преуспеть в магии, которые, впрочем, заканчивались либо ничем, либо грандиозными провалами.
Тётушка ни разу не препятствовала ни одной из выходок Эльверы, поэтому незачем удивляться, что к своим девятнадцати сеньорита Кармона имела репутацию наглой и дурно воспитанной девицы.
-Тебе ещё долго это шить? – Эльвера с неприязнью покосилась на женское платье из тёмно-зелёного бархата, к которому Сели что-то сосредоточенно пришивала.
-Нет, ещё совсем немножко. А теперь уже всё, - Сели вгляделась в платье, любуясь своей работой.
-Адские чудища, о ужас! - прокомментировала сделанный подругой наряд Эльвера, - Как можно такое носить? Это же так неудобно…
-Придворные дамы спросили бы тебя, как можно носить мужскую одежду – это же так неприлично, - рассмеялась Сели.
-Вот пусть и катятся в Ад со своими приличиями! – усмехнулась Эльвера, - Это у тебя какая-то дама заказала?
-Да, такая рыжая, бледная, как смерть, и очень грустная, - Сели аккуратно сложила платье, - Сегодня обещала зайти.
-Будешь при дворе весёлым… Послушай, ты в последнее время просто вся в работе. Думаю, тебе нужно пойти и немного развлечься. В «Хмельной Лошади» тебя уже заждались, да и вообще…
Эльверу прервал довольно громкий стук в дверь. Сели вскочила и побежала открывать, а через минуту вернулась, сопровождая рыжую бледную девушку – судя по всему ту, что давеча заказала платье. В целом она показалась Эльвере весьма симпатичной, только чересчур худой, и кожа, по мнению Эльверы, могла быть чуточку потемнее.
Изображение
Сели протянула клиентке платье, та в ответ поблагодарила, и на стол со звоном упал один золотой – плата за проделанную швеёй работу. Незнакомка попрощалась и ушла.
-Один золотой? – Сели покрутила в руке монету, - А что, может и правда в таверну сходить? Работу полностью выполнила я, значит деньги мои, отец не накажет.
-Надо же, наконец-то она решила свой нос из дому вытащить! Слава Творцу! – нарочито раздражённым голосом проговорила Эльвера и тут же рассмеялась, - А что хорошая идея! Ах да, и Фернандо мне, кстати, пари проиграл! Двадцать серебряных, вот так!
Изображение
-Какое ещё пари? – Сели подозрительно сощурилась.
-Фернандо заявил, что я не смогу оторвать тебя от работы и затащить в таверну. Ну мы и решили поспорить, - пояснила Эльвера.
-Прекрасно, так ты уже и споришь на деньги? – фыркнула Сели.
-Ещё я на деньги играю, делаю ставки на разные вещи, а ещё…
С улицы послышались голоса неких людей, что-то неразборчиво кричавших на каком-то странном языке. Это непонятное наречие явно к языкам Арны* не относилось. Эльвера с Сели переглянулись и, не сговариваясь, рванули по направлению к двери - любопытство всё же взяло верх.
Продолжение следует...
*Арна - остров примерно в середине карты Бэтэнии (название мира, в котором происходит действие), согласно религии, бытующей в Анатийских державах (Вида, Солхо, Северная Анатия, Южная Анатия, Фалория, Фраамия, Глеанта) вышли все люди.
Последний раз редактировалось Allegra 12 окт 2014, 12:52, всего редактировалось 4 раз(а).
La resignación es un suicidio cotidiano.
Аватара пользователя
Allegra
Опытный геймер
 
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 24 апр 2011, 14:28
В кошельке: 47.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: "Огонь и железо"

Сообщение Allegra » 24 апр 2011, 15:02

Глава 1.
Часть 2.

Дом Сели, к счастью, дворцом не был – и девушки потратили не больше минуты, чтобы покинуть его.
Увидев происходившее на улице, Эльвера тихонько присвистнула. Даму, заказавшую у Сели платье, обступили какие-то загорелые люди с острыми шпагами. На неизвестном подругам наречии говорили именно они.
Изображение
-Эльве, - Сели заинтересованно посмотрела на подругу, - Что будешь делать?
Сели жаждала зрелищ, и её желание можно было понять – юной швее часто приходилось быть свидетельницей дуэлей и драк, в которых принимала участие Эльве. Поначалу, такие малоприятные для созерцания картины вызывали у Сели страх, но позже она к ним привыкла, а с недавних пор и вовсе стала наблюдать за этим с интересом.
-Покажу этим придуркам их место, - Эльвера пожала плечами.
Ни страха, ни волнения Эльве не чувствовала – ей частенько приходилось ставить на место спесивых болванов, о чём свидетельствовал совсем не украшавший молодую девушку шрам на щеке.
-Господа, не соблаговолите ли объяснить, что тут происходит? – начинать надо всегда вежливо, а если учтивый тон не возымеет эффекта – в ход идёт шпага и пара-тройка крепких выражений.
Не соблаговолили. Видианский язык не понимают? Зато обернулись и посмотрели, как на дуру. Асвадцы или тильярцы? Хотя откуда этим дикарям взяться в Фермидавеле?
Запуганная до смерти дама, похоже, в ближайшие несколько минут точно ничего не будет соображать. Ну и что делать? «Господа» уйдут сами, или они нуждаются в особом приглашении?
Изображение
Один из «господ» попытался кольнуть Эльверу шпагой.
Так сразу? Девушке захотелось усмехнуться, но времени на это не оставалось, надо было быстро отвести удар в сторону, что Эльвера и сделала.
Подался назад, не ожидал, что она будет с ним драться?
Второй «господин» с застывшем на лице вопросом посмотрел на первого, и, получив от приятеля неуверенный кивок, начал наступление. Первый последовал за дружком.
Неумелый взмах шпагой, судя по всему «господин» попытался ударить Эльверу в щёку. Ну-ну. Удар отбит круговым движением, оружие противника с лязгом полетело на землю. Один раз девушка не смогла распознать такой приём, кажется, это была одна из её первых дуэлей, память об этом уроке, преподанным Эльве её противником, осталась на щеке девушки. Что же, бывают люди, которые учатся исключительно на своих ошибках. Эльверу можно было смело отнести к их числу.
Девушка ловко отбила удар второго «господина». Странно. Странно, что они дерутся, как пьяные матросы! С первым она разделалась за пару минут, второй же продержался чуть дольше, благодаря постоянным попыткам напасть. К слову сказать, весьма и весьма безуспешным.
Ладно, пора кончать этот цирк.
Резкий укол под рёбра. Ха, ну она это предвидела! А сколько ложных выпадов было! Хотел напугать или изобразить первоклассного фехтовальщика?! В любом случае он не смог отбиться, получив в ответ отвлекающий удар под колени и завершающий, пробивший лёгкое.
Противник Эльверы с громким вскриком грохнулся на землю.
Товарищ перекинул его через плечо и, не вспомнив про шпаги, бросился наутёк так быстро, как только мог ходить человек, несущий тяжёлый груз.
Заспанные после дневной сиесты простолюдины с явным неудовольствием отошли от окон. Толпа, также как и подруга Эльверы, требовала зрелища, что же, они его получили, пусть и вместо полуденного сна.
-Здорово ты их! – восхищённо воскликнула Сели, наблюдавшая за дракой на безопасном расстоянии.
-Они и фехтовать толком не умели, - Эльвера пожала плечами, - С отставными капитанами стражи в трактирах было и то посложнее.
-Но все же… Эльве, обернись! - в глазах Сели внезапно отразился страх.
Эльвера резко развернулась и увидела родителей подруги, только что вернувшихся с рынка. И господин, и госпожа Корраско держали в руках тяжёлые сумки с овощами, хлебом и прочими продуктами. Супруги выглядели чрезвычайно недовольными.
-Араселис, что здесь происходит? – ледяной тон и полное имя дочери из уст матери не предвещали Сели ничего хорошего.
Эльвера еле удержалась, чтоб ещё раз не присвистнуть, но вовремя взяла себя в руки. Господа Корраско, итак недолюбливавшие подругу дочери за строптивый нрав, такого бы не простили.
-Ты опять смотрела на эти дуэли своей подружки? – господин Корраско сурово сдвинул чёрные густые брови, - Это не подобающее поведение для приличной девицы! Я разрешаю тебе посещать трактиры, разрешаю общаться с теми, с кем хочешь, но наблюдать драки… Я такого не потерплю! Араселис, ты не выйдешь из дома месяц!
Изображение
-Но отец! Через неделю Праздник Луны! – Сели выкрикнула это едва не плача, или Эльвере показалось?
-Вот и будет тебе наука, - резко ответила госпожа Корраско, - А теперь марш домой!
-Послушайте, на эту девушку напали, - Эльвера указала на всё ещё сокрушавшуюся в рыданиях рыжеволосую особу. Если бы не родители Сели, Эльве бы подошла к перепуганной незнакомке, но подруга была важнее, - Я не могла не помочь, а Сели… Сели просто оказалась рядом. Кто знает, что стало бы с этой девушкой, если б Сели не услышала голоса людей, говоривших на странном языке!
-Мне все равно, что послужило причиной для вашей драки. Но ты, Эльвера, вольна делать всё, что тебе не запрещает твоя тётушка. Также, как и Сели вольна делать всё, что не запрещаем ей мы, - пояснил сеньор Корраско, - Мы же с Белен запрещаем нашей дочери наблюдать за драками. И мой тебе совет, Эльвера. Оставь дуэли для герцогов, графов и прочих знатных мужчин. Сели, пошли домой.
Сели не посмела ослушаться отца и покорно зашагала по направлению к своему дому, за дверью которого вскоре и скрылась.
Эльвера ещё пару минут осталась в полном недоумении глазеть на скромное обиталище семейства Корраско. Адские чудища, ну как так можно?! Неужели Сели действительно придётся пропустить Праздник Луны?! Праздник Луны… Наверное, самое любимое торжество всех видианцев… Яркие, замысловатые костюмы всех цветов радуги, пёстрые маски... Не поучаствовать в играх и плясках в эту волшебную ночь… Да такое же просто представить невозможно! Нет, Сели надо вызволять из дома, причём обязательно! Ну ничего, у Эльверы ещё целая неделя, и она обязательно что-нибудь придумает!
-Благодарю вас, сударыня, - сзади послышался тихий голосок девушки. Эльвера резко обернулась. Конечно, та самая рыжая дворянка!
Изображение
-Кто были эти люди? - от грубого тона Эльверы рыжеволосая девушка едва заметно вздрогнула. Впрочем, чего ещё ожидать от типичной придворной дурочки?
-Право же, я не знаю, - задумчивый голосок, глаза уставленные в пол… Да, похоже с мозгами у рыжей туго. Хотя первое впечатление иногда бывает обманчивым…
-Недавно ко мне кто-то пробрался в дом... Служанка его спугнула… Я очень боюсь, сударыня, очень! – огромные изумрудные глаза девушки явно не лгали.
-Страх – не лучшее чувство, - ну вот, теперь придётся ещё и всяких жеманных скромниц успокаивать. Только этого Эльвере для полного счастья и не хватало! – Идите домой, попейте кофе, а потом ложитесь спать. Знаете, горячий кофе и крепкий сон – лучшее лекарство от шока и переживаний.
-Да, я, пожалуй, пойду. До свидания, сударыня, - собеседница робко склонила головку в знак прощания и неуверенным шагом пошла к повороту.
Эльвера проводила её взглядом и направилась в сторону своего дома.
Надо рассказать тётушке про Сели. Тётушка, в отличие от племянницы, всегда отличалась находчивостью и яркой фантазией. Вдруг что-нибудь придумает! Адские чудища, да она должна, нет, просто обязана придумать!
Только сейчас обратив внимание на духоту, Эльве скинула с себя камзол, оставшись в коротких коричневых штанах, белоснежной рубашке и чёрных сапогах. Был самый разгар дня, и весь Фермидавель будто бы вымер – из-за жары люди не могли работать и предпочитали коротать это время суток дома. Посему особым указом короля Антонио Третьего двести лет назад в стране и была введена сиеста…
Продолжение следует...

*Праздник Луны - одно из самых важных религиозных празднеств в Бэтэнии. Празднуется раз в год в июле в ночь полнолуния.
Последний раз редактировалось Allegra 12 окт 2014, 12:58, всего редактировалось 3 раз(а).
La resignación es un suicidio cotidiano.
Аватара пользователя
Allegra
Опытный геймер
 
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 24 апр 2011, 14:28
В кошельке: 47.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: "Огонь и железо"

Сообщение Allegra » 24 апр 2011, 15:03

Глава 1.
Часть 3.

Изображение
-Ваше Сиятельство, вам письмо, - лакей в расшитой золотыми нитями ливрее учтиво поклонился, войдя в комнату.
Маркиз Лоренсо Гальярдо с сожалением захлопнул толстую старинную книгу, найденную по его приказу где-то на чердаке. Если слуг и удивило подобное желание хозяина, то вида они не подали. Они должны были выполнять указания, а не удивляться и расспрашивать – этому покойная маркиза Канделария их научила.
Книга же повествовала о старых, как мир Артефактах – перстне и медальоне, символах власти Императора Анатийского Императора. Они были созданы давно, тогда, когда за троном императора стояли древние духи, именуемые Творцом и Хранителем. Титул императора не был тогда наследственным, он передавался по велению духов, указывавших на человека, кому от покойного правителя передались огромнейшие магические способности. Император царствовал, но не правил – это за него делали духи. Но однажды… Однажды император Маахес, посчитавший себя непревзойдённым магом, решил взять всю власть над Империей в свои руки. Духи не противились, они позволили Маахесу властвовать самостоятельно, но с условием, что тот не будет взывать к их помощи, если что-то пойдёт не так. Уходя, Творец с Хранителем прихватили с собой медальон и перстень – два символа власти Императора. Сразу после этого начались войны, Анатийская Империя распалась на множество стран, постоянно враждовавших друг с другом, а вскоре после смерти Маахеса, двое его сыновей не поделили и саму некогда великую державу, разрезав несчастную Анатию на Северную и Южную.
Лоренсо сам не понимал, с чего это он решил перечитать пылившийся на чердаке фолиант… Вроде всё было известно и без этой книги. Но что-то здесь не сходилось. Лоренсо чувствовал это нутром. Во всех писаниях на эту тему, начиная от смелых научных очерков и заканчивая Святым Истолкованием, которое «Творец и Хранитель оставили после себя созданиям своим и по которому завещали этим созданиям жить», было написано, что духи совершенно спокойно покорились воле Маахеса. Но почему? Почему создавшие и повелевавшие судьбами смертных Боги не могли показать, кто в этом мире хозяин? Об этом история умалчивала…
-Можешь идти, - Лоренсо с равнодушным видом взял письмо в руки.
Слуга ещё раз поклонился и вышел. Как всё официально и чинно… Слуги в доме Лоренсо были идеально вышколены ещё не так давно скончавшейся матушкой, проявившей себя отменной и строгой хозяйкой. Все кухарки, лакеи, горничные и прочая прислуга не имели права даже рот открыть без надобности. В самых кошмарных снах прислуге в доме Гальярдо снилась маркиза Канделария, застающая их за бездельем. Однажды Лоренсо и его сестра Фелисия собственными глазами видели, как матушка отчитывала двух кухарок, мило беседовавших вместо готовки обеда.
Изображение
Имя одной из них вылетело из головы Лоренсо, а вторую звали как-то на «л», толи Луиса, толи Лусия… Впрочем, это уже неважно. Матушка тогда даже не повышала голос, не опускалась до оскорблений. Канделария говорила абсолютно спокойно, вежливо, своим обычным ровным тоном, но было в её словах что-то такое, что довело бедных девушек до слёз. Через несколько дней обе кухарки уволились…
Лоренсо помотал головой, словно стараясь избавиться от так не вовремя пришедших воспоминаний. Интересно бы узнать, что это за письмо ему принесли? Скорее всего, Самуэл Леон опять углядел в родной для маркиза Гальяре «вспыхивающий бунт» или какое-нибудь другое «преступление». Бунты и восстания, по мнению Самуэла, начинались с малого – например, пролитого одной из замковых служанок молока или ушедших чуть раньше положенного времени с полей крестьян. Нет, безусловно надо назначить другого наместника – Леон уж слишком бдителен. Если это, конечно, бдительность, а не паранойя…
Лоренсо откинул со лба непослушную белокурую прядь волос и открыл письмо.
Изображение
Написано крупным витиеватым почерком, хорошими чернилами…
Что такое? Приглашение на бал от имени королевы? Нет, странно, печати на конверте вроде не было.
Лоренсо отбросил в сторону письмо и схватил в руки конверт, на котором красовалась большая круглая печать с гербом династии Ариас – коронованным бурым медведем. Дожили… С этими Артефактами, Творцами и Хранителями можно и слона не заметить, не то что королевскую печать! Итак, королева приглашает его, Лоренсо Гальярдо, на некий бал.
Интересно, с чего бы это?.. Обычно, разузнав о балах, придворные сбегались сами. Впрочем, что толку гадать – Лоренсо пойдёт на этот бал и на месте всё сам поймёт.
Продолжение следует...
Последний раз редактировалось Allegra 15 окт 2014, 12:02, всего редактировалось 3 раз(а).
La resignación es un suicidio cotidiano.
Аватара пользователя
Allegra
Опытный геймер
 
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 24 апр 2011, 14:28
В кошельке: 47.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: "Огонь и железо"

Сообщение Allegra » 24 апр 2011, 15:03

Глава 2.
Часть 1.

Странное предчувствие чего-то нехорошего с каждой минутой всё больше усиливалось. Лоренсо и сам толком не понимал, откуда взялось это чувство, не понимал, что такого особенного может быть в самом обыкновенном приглашении на бал. Хотя, тривиальным это приглашение как раз таки не было. Приглашения на королевские приёмы чаще всего рассылаются тем, кого королева желает видеть на предстоящем торжестве. Лоренсо же пусть и жил в столице, однако, никакой важности для короны не представлял. Маркиза Гальярдо смело можно было отнести к тому типу дворян, которые появляются при дворе на каких-либо празднествах, но не имеют ни малейшего отношения к политике.
-Маркиз Гальярдо, моё почтение, - Лоренсо резко обернулся на голос.
-Герцог Монтеро? Рад вас видеть, - это было почти правдой. Уж лучше кузен Алехандро, чем его болтливая сестрёнка с подружкой или какая-нибудь Виктория Кейн, в последнее время ставшая персональным кошмаром Лоренсо.
-Вы не находите, что устраивать балы после позавчерашних событий весьма странный для Её Величества поступок? - задумчиво протянул Алехандро.
-После позавчерашних событий? – искренне удивился маркиз.
Изображение
-Как?! Неужели вы не знаете? – теперь удивлённым выглядел герцог.
-Я первый раз слышу о каких-либо необычных происшествиях, - опешил Лоренсо.
Вместе с удивлением в душе маркиза присутствовала и непонятная обида – он с завидным постоянством узнавал обо всех важных событиях последним.
-Джафар Асвадский вчера лично присутствовал на приёме у королевы и объявил Виде войну, - спокойным голосом произнёс кузен.
Как можно говорить о подобных вещах так, будто обсуждаешь пение птичек в родном Алехандро герцогстве Монтеро? Впрочем, зачем осуждать другого человека за те недостатки, которые есть и у тебя?
-Вот как? – рука Лоренсо легла на эфесе шпаги. Человек, незнакомый с привычкой маркиза прикасаться к оружию, мог посчитать, что Лоренсо хочет вызвать собеседника на дуэль. На самом деле, мысли маркиза были заняты не дуэлями, а пропущенным инцидентом.
Всё-таки спать с хорошенькой трактирщицей было куда приятнее, чем выслушивать объявления войн. К тому же, есть люди, которые всегда об этих объявлениях расскажут…
-Да. Поводом тому послужила некая госпожа Виктория Кейн, - равнодушным голосом сообщил герцог, - Дама, которая недавно просила убежища у Её Величества.
Изображение
-И Её Величество имела глупость это убежище дать, - вырвалось у Лоренсо.
Адские чудища, Алехандро-то никому не скажет, а вот если кто из других придворных услышал… Такие определения в адрес поступков королевы недопустимы, но ведь речь идёт об этой рыжей идиотке! Страшная, эгоистичная, глупая. Что только Джафар Асвадский мог в ней найти? Впрочем, говорят, асвадцы любят бледнокожих девушек, а наличие у женщины мозгов не играет для них особого значения – лишь бы была красива и покорна.
-Лоренсо, - Алехандро сказал это тихо, почти шёпотом, - Слова подобны разящей молнии. Слышали такую пословицу?
-Разумеется.
-Ваше счастье, что столь нелепая фраза вырвалась у вас в разговоре со мной, а не со, скажем, Рихтером Серрано.
Лоренсо хотел было ответить, но возгласы «королева», «Её Величество» не дали ему это сделать. В коридор медленно вплыла Леонор Ариас, а все взоры почтительно устремились на неё. Несмотря на то, что королева была весьма недурна собой, возраст всё же брал своё, и на лице правительницы уже появилась несколько не украшавших её морщинок в уголках чёрных глаз.
Изображение
-Господа, что здесь происходит? – раздался холодный, как сталь, голос королевы.
Продолжение следует..
Последний раз редактировалось Allegra 19 дек 2014, 01:53, всего редактировалось 2 раз(а).
La resignación es un suicidio cotidiano.
Аватара пользователя
Allegra
Опытный геймер
 
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 24 апр 2011, 14:28
В кошельке: 47.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: "Огонь и железо"

Сообщение Allegra » 24 апр 2011, 15:04

Глава 2.
Часть 2.

По толпе прошёл тихий ропот, придворные смотрели на Её Величество с непонимаем. Люди оказались в положении сельдей в бочке, перешёптывались и пытались протолкаться вперёд. Лоренсо быстро вытеснили на самый конец столпотворения, из-за чего маркиз еле сумел сдержать нахлынувшую волну раздражения. Опять он узнает обо всём последним, да ещё и с чужих слов!
Мужчина огляделся по сторонам в поисках Алехандро, но того уже не было видно. Зато с неприятным удивлением маркиз обнаружил подле себя Викторию Кейн, ставшую поводом для войны.
Изображение
Лоренсо поморщился. Эта женщина всегда умудрялась попадаться ему на глаза в самое неудобное для подобных встреч время. И всегда ухитрялась довести Лоренсо до тихого бешенства своей болтовнёй. Видимо, она вела себя так потому, что у маркиза не хватило ума и смелости выказать своё презрение к «наложнице асвадского султана» при первой же их встрече. А вот тот же самый Рихтер Серрано так не опростоволосился, чему Лоренсо жутко завидовал.
Маркиз судорожно огляделся в поисках подходящего для разговора человека. Нужно найти такого как можно скорее, иначе не избежать истеричных возгласов госпожи Кейн о её несчастной судьбе.
-Граф, рад вас видеть, – краем глаза маркиз заметил, что рыжая повернулась в его сторону и, поэтому, решил быстро обратиться к первому попавшемуся дворянину. Повезло. От Рихтера Серрано так называемая Вики бегает за пять аниров.
-Маркиз Гальярдо? Здравствуйте, милейший, - Рихтер приторно улыбнулся. От этой сладенькой улыбки Лоренсо передёрнуло, но лучше Рихтер, чем рыжая дура.
Жизнь любит шутить и, наверное, посему граф Серрано, несмотря на всю свою подлость, обладал довольно приятной внешностью. Черты Рихтера были мягкими и аристократичными, слегка вытянутый овал лица обрамляли чуть вьющиеся коричнево-рыжеватые волосы, в ониксовых глазах блестели хитрые огоньки, а кожа имела чуть-чуть смугловатый оттенок – возможно, оттого что Рихтер был южанином. Граф Серрано был худ и невысок. Впечатления особого сильного человека Рихтер не производил, да Лоренсо и не помнил, чтобы он когда-нибудь участвовал в дуэлях. В общении Рихтер был осторожен и никогда не бросался на рожон, зато в придворных интригах с ним могла сравниться разве что баронесса Микаэла Ортис.
-Вы слышите, о чём там говорят? – разговор надо поддерживать, иначе Рихтер найдёт себе другого собеседника, а к Лоренсо, пристанет рыжее чудовище.
-Королева говорит, что не рассылала эти приглашения. Её Величество разгневана дерзкой выходкой с подделкой печати, - бесстрастным голосом сообщил Рихтер.
Если печать подделал не граф, то он и виду не подал, что удивлён. В таком случае, это поведение настоящего дворянина, потому что только истинный аристократ остаётся хладнокровным в любой ситуации.
-Неужели это подделка? – после рассказа кузена о войне Лоренсо уже ничему не удивлялся, поэтому ответил в тон своему собеседнику, - Какая наглость.
Рихтер, молча, кивнул.
О чём с ним ещё говорить Лоренсо понятия не имел, но лучше держаться поближе, а то, не допустите Творец и Хранитель, придётся пообщаться с госпожой Кейн. От одной этой мысли маркиза передёрнуло.
-Что-то не так? – учтивым, но всё таким же леденящим тоном поинтересовался Рихтер.
-Всё в порядке, - Лоренсо выдавил из себя улыбку, - Просто заметил не самую приятную мне даму.
Идиот! Зачем он открывает душу этому… графу?
-Понимаю вас, - теперь улыбался Серрано, однако улыбка его была пустой, - Госпожа Кейн не самый располагающий к себе собеседник. Хотя, должен признаться, внешне она не плоха. Вполне сойдёт в любовницы… султану Асвада.
Изображение
Лоренсо не удержался, чтобы не оглянуться по сторонам. До безумия влюблённого в Викторию графа Диего Аддерли поблизости не было. Всё-таки Рихтер всегда знал что, где, когда и кому можно говорить.
-Позвольте с вами не согласиться. Ни разу не встречал более безобразной женщины, - Лоренсо пожал плечами.
Сплетни, конечно, мерзкая вещь, но кто при дворе не сплетничает? Да и лучше за компанию с подлецом глумиться над этой Вики, чем выслушивать её горестные стенания.
Мысли Лоренсо прервал истошный крик, раздавшийся из-за одной из дверей, выходивших в этот коридор. Узкая галерея времён короля Роберто Первого, несмотря на типичную для Виды жару во всех остальных помещениях дворца, была местом прохладным и сырым. От её каменных стен будто исходил какой-то странный холодок. Особенно большого количества мебели в коридоре не наблюдалось, что в Эпоху Рыцарей считалось вполне приемлемым. Зато в галерею выходило столько дверей, что человек, решивший узнать их количество, легко мог сбиться по счёта.
Комната же, в которую все кинулись, оказалась небольшой, бедно обставленной для королевского дворца спальней. Несмотря на то, что в комнате уже давно никто не жил, слуги протирали там пыль каждый день.
-Простите, сударь, что здесь произошло? – обратился Лоренсо к первому попавшемуся человеку.
Маркиз, как обычно, оказался в самых последних рядах толпы. Он не мог ничего увидеть, но, зато, слышал возгласы, полные ужаса и отвращения. Да и лица людей, поспешно выходящих из комнаты, не внушали оптимизма.
-Служанка, пришедшая сюда убираться, обнаружила в комнате труп в асвадских одеждах, - объяснил высокий молодой дворянин, - Кажется, это асвадский посол. Он должен был покинуть Фермидавель вместе со своим султаном.
Так, значит, асвадец… Интересно, почему его свита не подняла переполох? Вероятно, они решили не снисходить до «неверных», а доложить своему правителю. Теперь войны точно не избежать…
Продолжение следует...
Последний раз редактировалось Allegra 19 дек 2014, 01:54, всего редактировалось 2 раз(а).
La resignación es un suicidio cotidiano.
Аватара пользователя
Allegra
Опытный геймер
 
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 24 апр 2011, 14:28
В кошельке: 47.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: "Огонь и железо"

Сообщение Allegra » 24 апр 2011, 15:05

Глава 3.
Окно с шумом распахнулось, впуская в комнату волну свежего утреннего ветерка. От громкого звука девушка, лежащая на кровати, нехотя открыла глаза, встала с постели и, медленно подойдя к открытому окну, захлопнула створки. Ставен в доме не было, а задвинуть плотные шторы вечером Эльвера так и не удосужилась. Спать почему-то больше не хотелось, ровно как и валяться под лёгкой простынёй. И делать ни того, ни другого не было желания вовсе не из-за шума, доносящегося с оживлённой улицы за окном. Просто иногда по утрам так бывает – вот встаёшь с мягкой кровати, и душу твою застилает пелена тоски. Ни с того, ни с сего, вдруг начинаешь ты чувствовать неизвестную тебе доселе апатию, ощущать себя ненужным и никчёмным, а собственную жизнь серой и жалкой. И плевать, что это не так! Плевать, что у тебя нет причин для переживаний на этот счёт – подобные чувства приходят сами, не дожидаясь чьего-либо призыва, приходят тогда, когда их меньше всего ждёшь. Самое лучшее лекарство от такой тоски – обратить своё внимание на что-либо постороннее, как Эльве и поступила, вглядевшись в панораму, открывавшуюся ей за окном.
Несмотря на ранний час, на многолюдной улице уже слышались громкие голоса, скрип обозов и телег, цоканье лошадиных копыт. Это был привычный и уже даже ставший родным шум. Жившая в самых задворках мещанских кварталов Сели привыкла к постоянной тишине, а на Эльверу эта самая тишина действовала угнетающе. Без знакомых звуков большой и широкой улицы девушка не могла заснуть, ворочаясь с боку на бок всю ночь, и вздрагивая от каждого шороха.
Прямо посреди улицы громко спорили неподелившие что-то горожане. Кучера кричали им, чтобы те ушли с проезда, всадники объезжали, не забыв бросить вслед пару ласковых, но для двух мещан, похоже, не существовало ничего кроме повода для размолвки. Слышны были громкие призывы мальчика, торговавшего яблоками, болтовня прохожих. У распахнутых настежь дверей одного дома, уйдя с головой в какую-то шумную игру, бегали дети, торговцы открывали свои лавки. Такую картину из окна своей скромной обители Эльвера наблюдала каждый день, и почему-то всегда грохот и гомон людной улицы успокаивали девушку, дарили ей умиротворение.
Решив, что пора всё же спуститься к завтраку, Эльве прошла к стулу, на котором лежала её незамысловатая одежда. Короткие коричневые брюки, такой же коричневый камзол и белая рубашка, они не то, что не были сложены – они валялись в таком состоянии, что любая другая девушка пришла бы в ужас от подобной небрежности. Однако Эльверу сие страшило куда меньше, чем перспектива заняться уборкой.
Накинув камзол, Эльве последний раз окинула взглядом свою небольшую обитель. Скудость и скромность обстановки девушку совсем не напрягали, а, напротив, радовали глаз. Эльвера не любила величавые хоромы, в которых каждый уголок отделан золотом. Жить в таких дворцах, по мнению девушки, было невозможным, ведь от каждой дверной ручки веяло такой роскошью и богатством, что страшно было даже прикоснуться – а вдруг ненароком сломаешь? В комнате же девицы Кармона из мебели стояли только неброская кровать из белого дерева, покрытая белоснежной простынёй, того же оттенка комод, письменный стол, заваленный целой кучей хлама, грубой работы стул, маленькая тумбочка и наполненный книгами шкаф. Довершало всю картину висевшее на стене зеркало с тонкой резьбой рамы, являвшееся, по-видимому, самым благовидным предметом мебели в комнате. Такую обстановку Эльве считала вполне уютной и не желала менять. Впрочем, на последнем никто и не настаивал.
Закрыв дверь, девушка спустилась по винтовой лестнице в столовую и увидела тётушку, завтракавшую в компании их соседки – госпожи Грасиелы Васкес.
Изображение
Владелица цветочной лавки, сеньора Васкес, жила неподалёку вместе с дочерью Пилар. Если болтливую Грасиелу Эльвера ещё могла вытерпеть, то Пилар девушка старалась обходить стороной. В голове у юной дочери цветочницы не было ничего кроме нарядов, украшений и женихов. Толстая, излишне смуглая, но до жути избалованная маменькой, в которую Пилар и угодила внешностью, девица Венегас* считала себя писаной красавицей, да ещё и небывалой умницей, жутко обижаясь, когда Эльвера с этим мнением не соглашалась.
Тётушка же считала цветочницу Грасиелу чуть ли не лучшей подругой, и, наверное, посему была уверена, что Эльве должна, нет, просто обязана общаться с дочерью госпожи Васкес. Однако из-за несхожести характеров девочки друг друга на дух не переносили. Пока бойкая и энергичная Эльвера бегала с Сели и соседскими мальчишками по улицам, залезала на все деревья и училась фехтовать на шпагах, Пилар вышивала крестиком, обсуждала с такими же неумными подругами наряды и собирала приданное. Все попытки соседок подружить своих детей заканчивались крахом, и в крахе этом всегда обвиняли Эльве. Правда, вскоре для девицы Кармона всё же наступил счастливый момент, когда Леокадия и Грасиела поняли безнадёжность своих стараний и бросили все намерения сделать из Эльверы и Пилар хотя бы приятельниц, однако неприятный осадок остался до сих пор, и теперь Эльве относилась к госпоже Васкес несколько предвзято.
-Здравствуй, Эльвера, - голос Грасиелы звучал низко, почти как мужской.
-Доброе утро, - несмотря на свою любовь к таким не женским занятиям, как фехтование, манеры тётушки всегда отличались изысканностью.
-Здравствуйте, сеньора Васкес, - по-хорошему надо было сделать реверанс, но приседать в книксене девушка не умела, да и в штанах это выглядело бы глупо, - Доброе утро, тётушка. Приятного аппетита.
Изображение
-Эльве, - проговорила Леокадия тоном, не терпящим пререканий, - Пилар немного занедужила, поэтому госпожа Васкес хотела бы попросить тебя помочь ей в лавке.
Весь мир будто бы рухнул. Сколько всего она хотела сегодня сделать! Сходить в трактир с Фернандо, забежать к Сели, спросить тётушку насчёт идей для побега всё той же Сели из дома в Праздник Луны. И всё! Всё коту под хвост! Хотя можно было попробовать уговорить Леокадию. Вообще-то споры с ней слыли делом бесполезным, но попытка не пытка.
-Тётушка, я сегодня хотела…, - Леокадия была единственным человеком, которого Эльвера слушалась и с которым разговаривала вежливо.
-Неужели ты не помнишь, как Пилар помогала нам по хозяйству, когда наша служанка уехала в деревню на свадьбу своей сестры? – всё тем же железным тоном перебила племянницу госпожа Кармона, - Или ты считаешь, что мы должны забыть о благодарности?
-Нет, не считаю, - Эльве понуро опустила голову.
-Да, и переоденься во что-нибудь приличное, тебе не пристало показываться покупателям в таком виде, - добавила Грасиела.
Эльверу аж передёрнуло. По мнению Грасиелы, приличной одеждой назывались платья до пола, с длинными рукавами и без вырезов. Этому не бывать! Кивнув головой в знак согласия, девушка буквально взлетела по лестнице наверх и через минуту уже была в своей комнате. Отрыть женское платье среди вещей Эльверы слыло делом весьма затруднительным, но девица Кармона решила постараться. В итоге на кровати девушки, куда Эльве складывала всё более или менее подходящее, оказалось четыре платья. Первое из них Эльвера использовала лишь по Праздникам Луны, надевать этот наряд в цветочную лавку было для неё просто святотатством. Второй являлся нищенским платьем, которое девушка надевала редко и исключительно в нужных целях. Третий наряд как раз таки являлся «приличным» для госпожи Васкес. Надеть его означало послушаться цветочницу, а вот четвёртый вполне мог бы подойти. Простенькое чёрно-белое платье с юбкой доходившей по длине чуть ниже середины голени, с довольно большим вырезом и короткими рукавами не отдавало какой-то особой роскошью, но и вопиющей скромностью тоже не отличалось. Более того, оно удивительно шло Эльвере. Недолго думая, девушка сняла с себя мужской костюм и надела выбранное платье, повязав его кремовым фартуком. Представив себе возмущённое лицо Грасиелы, которая, в основном из-за несложившихся дружеских отношений с Пилар, соглашалась с мнением о строптивом нраве Эльве, блондинка тихонько присвистнула и, выйдя из комнаты, спустилась в столовую.
Уже доевшая завтрак госпожа Васкес, завидев Эльверу, встала из-за стола и, попрощавшись с Леокадией, направилась к выходу. Кивнув тётушке, девушка поплелась вслед за соседкой.
Дойти надо было всего-то до возвышавшегося рядом строения, но Грасиела сумела нагнать на девушку тоску своей болтовнёй и за такое короткое время. Разговаривала цветочница, в основном, о делах в лавке и про женихов своей любимой дочурки. Как эта женщина умудрялась протараторить столько за такой короткий отрезок времени, для Эльверы оставалось загадкой, но даже поддакивать толстой мещанке было сложно. Впрочем, слушать о цветах и Пилар, Эльве и не собиралась, а поддерживать сии разговоры тем более. Грасиелу же явная отстранённость девушки не расстраивала, и все несколько минут совсем недолгого пути, она зудела под самым ухом у Эльверы.
Цветочная лавка, находившаяся на первом этаже средних размеров дома, представляла собой небольшую комнатушку, на стены которой была натянута безвкусная обивка с различными растениями. На всевозможных тумбочках и полочках красовались самые причудливые цветы, многообразие которых всегда удивляло Эльверу.
-Ну что стоишь, как вкопанная? – от разглядывания помещения Эльве отвлёк голос Грасиелу, - Я уже открыла лавку!
Цветочница упёрла руки в боки, её лицо приняло выражение королевы, которую посмела ослушаться какая-то горничная. Эльвере жутко захотелось послать соседку к адским чудищам, хлопнуть дверью и отправиться в трактир, но тётушка бы не простила племяннице такой «вопиющей неблагодарности». Поэтому пришлось закрыть рот, и, молча, направиться к прилавку, дабы угодить Грасиеле. Толстуха Васкес же делать ничего не собиралась, а лишь развалилась в мягком кресле, изредка бросая на Эльве требовательные взгляды.
Девушке пришлось лишь смириться с ролью служанки в цветочной лавке тётушкиной подруги…
Покупатели были самыми что ни на есть разными. Дородный мещанин, в размерах которому уступала даже цветочница, рыжеволосый юноша с веснушками на носу, молодая девушка с невероятно серьёзным выражением лица… Люди приходили и уходили, кого-то из них Эльвера запоминала, кого-то тут же забывала. Жизнь лавочника была не такой уж скучной и однообразной, как Эльве раньше считала. Наблюдать за людьми, их поведением и настроением оказалось очень даже интересно. Особенно если уметь абстрагировать себя от Грасиелы, её болтовни и замечаний…
Дверь в лавку почти бесшумно открылась, и в помещение вошёл высокий светловолосый дворянин. Судя по выражению его лица, умом мужчина не отличался.
Изображение
-Букет белых роз, сударыня, - голос блондина звучал уверенно и слишком вежливо, - Одиннадцать штук.
Эльвера кивнула и отправилась к вазе с белоснежными розами. Отсчитав одиннадцать цветков, девушка подошла к тумбочке, положила розы на неё, придала букету более или менее божеский вид и перевязала алой ленточкой.
-Пятнадцать серебряных, сеньор, - бесстрастным голосом сообщила девушка.
Дворянин достал из кошелька маленькие серебряные монетки и положил их в руку Эльве. Девушка засунула деньги в коробочку, куда госпожа Васкес складывала плату за цветы, и уже было собиралась отдать мужчине букет, как вдруг почувствовала, что старинный перстень, который она носила, практически не снимая, сильно сжимает ей палец. Эльвера опустила взгляд на руку, но украшение выглядело также как и всегда.
-Девушка, вы, кажется, забыли отдать мне букет, - таким же тупым придворным тоном сообщил дворянин.
-Извините, сударь, я задумалась, - тут же вспомнив о своей оплошности, Эльве протянула покупателю белые розы. Блондин улыбнулся в знак благодарности и покинул лавку. Странно, но после его ухода перстень перестал сжимать палец…
Продолжение следует...
Последний раз редактировалось Allegra 19 дек 2014, 01:58, всего редактировалось 3 раз(а).
La resignación es un suicidio cotidiano.
Аватара пользователя
Allegra
Опытный геймер
 
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 24 апр 2011, 14:28
В кошельке: 47.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: "Огонь и железо"

Сообщение Allegra » 24 апр 2011, 15:08

Глава 4.
Висевший на шее старинный серебряный медальон стал легче лишь после того, как Лоренсо вышел из цветочной лавки. Такое творилось с фамильным украшением рода Гальярдо в первый раз, и маркиз не знал, чем это объяснить. Стоило только подойти к невразчной цветочнице, как медальон тут же потяжелел, наверное, сразу на несколько эскалиев*. Терпеть такую тяжёлую штуковину на своей шее было не в радость, но вполне возможно. Ну да какие наши годы! Сведения о фамильном украшении можно посмотреть в древних хрониках, если на это будет время и желание. А желания рыться в старинных документах, узнавать что-то новое про магические свойства, казалось бы, обычных безделушек, у Лоренсо было хоть отбавляй.
Насвистывая под нос беззаботную мелодию, маркиз вскочил на пегую, в яблоках, кобылу.
Изображение
Жеребёнком, Чэро, так звали любимую лошадь маркиза, была абсолютно белорожденной. Однако вскоре после того, как животное встало на ноги, к его белоснежной шерсти стали примешиваться серые волоски, и, к двенадцати годам – теперешнему возрасту кобылы, Чэро была уже полностью серой с неаккуратными белыми пятнами. Матушка часто говаривала, что не пристало маркизу Гальярдо разъезжать на лошади такой неаристократической масти, но мужчина в ответ лишь примирительно улыбался и пожимал плечами, тем самым вызывая «праведный» гнев честолюбивой Канделарии. Чэро же неизменно оставалась для Лоренсо любимым скакуном, которого маркиз бы не променял ни на одного фраамца*.
Оживлённые по утрам и вечерам, сейчас, во время сиесты улицы были пустынными настолько, что казалось, будто люди просто взяли и испарились в воздухе. Впрочем, из-за такой жары было бы немудрено, если прохожий взял бы и превратился в горстку пепла. Солнце пекло невыносимо, однако снять изумрудный камзол Лоренсо не позволял этикет.
Подъехав к массивному деревянному зданию, отличавшемуся от остальных построек на улице, лишь вывеской со стоящим на дыбах жеребцом, маркиз остановил Чэро. Соскочив с кобылы и взяв в руки уже успевшие склонить свои некогда роскошные бутоны розы, Лоренсо быстрым шагом направился к дверям.
Во время сиесты таверна была закрыта, но днём горожане почти никогда не запирали дома на ключ. Разбойники орудовали по ночам, а через распахнутые настежь двери проходил хоть какой-то свежий воздух. Закрытые же двери «Хмельной лошади» немного насторожили Лоренсо, но, решив не морочить себе голову такими пустяками, маркиз взялся за ручку и потянул эту самую дверь на себя. Дверь не поддалась.
Заперто? Это уже настораживало куда сильнее…
-Эсперанса, откройте! – маркиз забарабанил по дешёвой древесине.
-Ваша Светлость? – через минуту на пороге таверны показалась высокая молодая женщина. Не худой, но и не полной Эсперансе Эрнандес вряд ли было больше тридцати (свой возраст трактирщица никогда не называла, впрочем, маркиз и не спрашивал). Её лицо Лоренсо мог смело назвать прелестным, хотя кузен Алехандро утверждал, что у любовницы маркиза Гальярдо слишком широкий рот, чересчур большой нос и огромные глаза. Несмотря на уверения герцога Монтеро в неидеальности внешности трактирщицы, и то, и другое, и третье Лоренсо полагал очень даже миловидным, если не сказать красивым. Впрочем, о вкусах не спорят, а Алехандро и вовсе считал симпатичной… Викторию Кейн.
-А… Извините, сеньор, я… У меня сегодня дела…, - Эсперанса выглядела крайней испуганной и растерянной.
Изображение
-Сударыня, я вижу, вы чем-то обеспокоены. Возьму на себя наглость полюбопытствовать, чем же? – мужчина заподозрил неладное с первого взгляда на закрытую дверь, и сие странное чувство усиливалось с каждой минутой.
-Право же, сеньор, вы ошибаетесь, - трактирщица вымученно улыбнулась.
-Послушайте, я понимаю…, - начал было Лоренсо, но Эсперанса его прервала:
-У меня всё в порядке, просто много дел в трактире. Приходите лучше завтра, - в воздухе витало нервное напряжение. Такое бывает, когда между двумя людьми возникают какие-то секреты или недомолвки.
-Вот как? Тогда я, пожалуй, не стану вам мешать, - маркиз выдавил из себя виноватую улыбку и протянул любовнице недавно купленный им букет белых роз, - Возьмите, это вам.
-Цветы? Спасибо, - Эсперанса наклонила голову в знак благодарности, - До встречи, сеньор.
Изображение
-До встречи, сударыня, - Лоренсо наклонил голову, прощаясь, и, развернувшись, направился к радостно заржавшей Чэро. Лошадь изнывала от жары, мужчина её понимал, ведь именно из-за нестерпимого зноя хотел он, как можно скорее оказаться дома, раз уж «хорошенькая трактирщица» наотрез отказалась принять высокородного гостя.
Кинув прощальный взгляд на деревянное здание «Хмельной Лошади», Лоренсо пришпорил коня. Глазам гальярца* вновь предстали скромные домики мещанских кварталов, широкие улицы, узенькие переулочки, редкие прохожие, спешащие укрыться от палящего солнца в прохладных помещениях…
В сотый раз мужчина ловил себя на мысли о том, что, нередко приезжав к любовнице во время сиесты, он поступал глупо и необдуманно. Можно было ездить к Эсперансе по ночам и не терпеть ужасную духоту, но, обладавший во истину гальярским упрямством, Лоренсо предпочитал спать у себя дома. Трактирщица же не имела ничего против дневных визитов маркиза. Не имела… До сегодняшнего дня. Произошло что-то не то, мужчина нутром это чувствовал. Ощущал маркиз и лёгкую досаду от того, что не узнает, что же всё-таки произошло у любовницы, если, конечно, его догадки верны. А впрочем… Далась ему эта Эсперанса! Он – маркиз, она – мещанка, пусть даже их пути на какое-то время сошлись, вскоре они вновь разойдутся, поэтому не стоило задумываться о проблемах какой-то трактирщицы.
Мысли Лоренсо прервало уже знакомое ощущение на себе чьего-то пристального взгляда. Мужчина резко обернулся. Улица была пустой, все ставни закрытыми, а двери запертыми. Но сие странное чувство преследовало маркиза довольно давно и всегда если не пугало, то беспокоило. Однако никакие убеждения в том, что он сам накручивает себя, в том, что следить за ним не надо никому, не возымели на Лоренсо эффекта, и маркиз Гальярдо продолжал нервно оборачиваться назад от каждого шороха у себя за спиной.
Впрочем… К адским чудищам все эти предчувствия и взгляды! Есть ли здесь кто-нибудь или нет, в любом случае, надо поскорее добраться до дома, если, конечно, маркизу не вздумалось умереть от жары и духоты. А умирать Лоренсо вовсе не желал и, посему, снова пришпорив Чэро, мужчина поскакал по направлению к дворянским кварталам. Подальше от этих странных взглядов и этой духоты.
Продолжение следует...
Эскалий - видианская мера веса, равная примерно 0,7 кг.
Фраамия - страна на востоке от Южной Анатии. Аналог Голландии. Фраамец (в данном контексте) - фраамская лошадь. Также слово используются, чтобы обозначить жителя Фраамии.
Гальяра - маркизат на севере Виды (аналог Каталонии). Граничит с Глеантой (аналог Италии) и Южной Анатией (аналог Франции). Гальярцы - народ, составляющий основной население провинции. Гальярцы используют свой язык, больше похожий на анатийский, чем на видианский, имеют свои традиции и обычаи.
Последний раз редактировалось Allegra 19 дек 2014, 02:04, всего редактировалось 3 раз(а).
La resignación es un suicidio cotidiano.
Аватара пользователя
Allegra
Опытный геймер
 
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 24 апр 2011, 14:28
В кошельке: 47.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: "Огонь и железо"

Сообщение Allegra » 24 апр 2011, 15:08

Глава 5.
Время потихоньку близилось к вечеру, и палящие лучи солнца над столицей постепенно становились более щадящими, греющими, не вызывающими желания поскорее спрятаться под тенью от широких навесов и козырьков крыш. До фермидавельского порта было далеко, но приятный морской бриз долетал и до Гончарной площади. Этот тёплый, солоноватый ветерок навевал спокойствие и умиротворение, что хотелось только смеяться, радоваться жизни и мурлыкать себе под нос знакомую с самого детства забавную мелодию. День выдался хорошим, слишком хорошим, чтобы обижаться на Фернандо из-за дразнящего прозвища «цветочница Эльве». К тому же, приятеля сия шутка сильно смешила – ну так пусть радуется, Эльвера была не против!
Изображение
-Нет, я иногда тебе просто поражаюсь! Ну скажи мне, как можно было дать тётушке отправить себя буквально в услужение соседке? – парень продолжал заливаться громким смехом. Загорелый и светловолосый, Фернандо отличался несколько грубыми чертами лица и нескладной фигурой. С губ же Нандо почти никогда не сходила глуповатая ухмылка, впрочем, особо умным этот папенькин сыночек и не слыл.
-А ты рискни тётушке Леокадии перечить! От тебя же места живого не останется! – в тон приятелю ответила Эльве.
Изображение
Парень, рассмеявшись, отпустил ещё одну шуточку. Эльвера улыбнулась и вдохнула полной грудью влажный прибрежный воздух. Повсюду слышались призывы торговцев, гомон сотен голосов, цоканье лошадиных копыт по мостовой. Заурядные звуки города, сегодня они казались чем-то изумительным и волшебным, наполненным яркими и разноцветными красками жизни.
-Расступись! Дорогу королевскому глашатаю! – со стороны широкой парадной улицы послышался зычный и громкий голос. Эльве не сразу поняла, что случилось, а когда поняла, тут же отскочила в сторону. На площадь выехал богато одетый мужчина лет сорока, сопровождаемый шестью королевскими стражниками.
-Королевский глашатай? – шепнул на ухо девушке Фернандо, - Что происходит?
-Тише ты, - шикнула Эльвера, - Сейчас услышим.
Взяв приятеля за руку, девушка потащила его вперёд толпы, собравшейся возле внушительных размеров помоста. Народу подле деревянного сооружения собралось много, и продираться сквозь это скопище людей оказалось делом нелёгким. Впрочем, надо отдать Эльве честь, с сей трудной задачей девушка справилась на все сто, и уже через несколько минут и она, и её приятель стояли в самых первых рядах сборища горожан.
Глашатай тем временем соскочил с лошади и, сопровождаемый двумя стражниками, поднялся на помост. Толпа замерла в ожидании.
Изображение
-Выполняя данный мне приказ Её Величества королевы Виды доньи Леонор Санчи Ариас Цврагенштайн де Хофманн, да продлятся дни царствия её, я доношу до сведения жителей столицы Виды Фермидавеля, что третьего июля сего года султан Асвада, Джафар Муслим аль Рахал, объявил нашему королевству войну. В связи с этим все народные гулянья, включая Праздник Луны, будут отменены...
Дальнейшие слова глашатая Эльвера не слушала. Хорошее, возвышенное настроение будто рукой сняло. Девушка стояла, как вкопанная, углубившись в лихорадочный ход своих мыслей, которые она безуспешно старалась разложить по полочкам.
Сплетни, тихие шёпотки о надвигающейся войне ходили по городу давно. Ещё несколько дней назад, зашедшая к тётушке за солью соседка рассказывала об этом, но Леокадия, не склонная доверять всяческим слухам, мягко объяснила женщине, что та себя накручивает. А в итоге, эта самая соседка оказалась права… Странное чувство, очень странное. Разум твердит, что тебя эта война совсем не касается, что до столицы асвадцы дойти не должны, а нутро всё трясётся от страха перед надвигающейся бурей, и сердце сжалось в предчувствии чего-то нехорошего. Как же всё это непривычно и страшно!
-Эльве, с тобой всё в порядке? – встревоженный голос Фернандо тоже звучал не так, как всегда. Теперь он был далёким, будто доходившем откуда-то издалека.
-Да. Я просто задумалась, - более или менее совладав с нахлынувшими эмоциями, ответила Эльвера.
-О войне? Эльве, ты чего? Непрерывно идущие в Ларассе* бои с асвадскими дикарями уже вошли в привычку. Назвать это войной можно с большой натяжкой, - парень равнодушно пожал плечами.
-Тогда объясни мне, дорогой Нандо, за какими адскими чудищами королева послала глашатая объявлять о войне? – голос девушки вмиг сделался резким и ядовитым. Такое бывало, когда Эльверу что-то очень сильно раздражало.
-Кто этих дворян поймёт, - общавшегося с Эльверой с самого детства Фернандо, подобный тон подруги уже не удивлял, поэтому парень продолжал отвечать всё также беззаботно, - Вероятно, настоящей войны захотелось. Впрочем, если учесть, что король Южной Анатии давно положил глаз на Домингес*… В ближайшем будущем нам обеспечена война с анатийцами, а не с асвадцами.
-Нет, несомненно, я знала, что ты дурак, но я даже представить себе не могла, что настолько! – взорвалась Эльве.
Как можно так спокойно говорить о подобных вещах? Неужели Фернандо совсем не понимает, что просто так Её Величество ничего объявлять не будет?! Непонятно откуда взявшаяся злоба захлестнула девушку с невероятной силой. Здравый смысл, хладнокровие - всё отходило на второй план по сравнению с желанием ударить кого-нибудь, выместить свои отрицательные эмоции.
Бросив на приятеля испепеляющий взгляд, Эльвера бросилась по направлению к дому, вполуха слушая от сбитых с ног прохожих оскорбления и проклятия.
Продолжение следует...
*Ларасса (Ларасская марка) - маркграфство, граничащее с Асвадом, аналог Страны Басков. На границах Ларассы и асвадского султаната идут почти не прерывающиеся бои.
*Домингес - графство на границе с Южной Анатией, в своё время у неё отвоёванный. На данный момент анатийский король хочет вернуть себе эту провинцию.
Последний раз редактировалось Allegra 19 дек 2014, 02:05, всего редактировалось 2 раз(а).
La resignación es un suicidio cotidiano.
Аватара пользователя
Allegra
Опытный геймер
 
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 24 апр 2011, 14:28
В кошельке: 47.00
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: "Огонь и железо"

Сообщение Rudya » 29 апр 2011, 14:17

Дочитала до конца, наконец-то)
Текст хороший, заметно, что ты действительно работала над ним. Отлично, до мелочей проработана идея, очень понравились описания. Герои также отлично проработаны - у них есть характер, и это замечательно.
Ах да, и скрины тоже очень хорошие!
Единственное, чего остается пожелать - такой хорошей, важной, серьезной главной мысли)
Аватара пользователя
Rudya
Опытный геймер
 
Сообщения: 1755
Зарегистрирован: 15 ноя 2010, 14:27
В кошельке: 260.00
Откуда: Брянск
Медали: 1
Золотая медаль (1)
Благодарил (а): 614 раз.
Поблагодарили: 826 раз.

След.

Вернуться в Истории о симах

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4